ethel_h (ethel_h) wrote,
ethel_h
ethel_h

Category:

Нейтральность, анонимность и аутентичность.

На мой взгляд, имеет смысл различать нейтральность терапевта и анонимность, которые,  как мне кажется,  часто спутываются. Да еще и противопоставляются аутентичности,  живости.  С моей точки зрения - это три отдельные оси,  а вовсе не взаимоисключающие категории. 
Аутентичность и спонтанность терапевта отражают то, насколько спокойно и свободно он чувствует себя в рамках того сеттинга, что он считает необходимым для работы. И совершенно не важно при этом предполагает ли сеттинг терапевта рассказы о себе с самораскрытием или же полную анонимность. И в первом, и во втором случае можно быть как совершенно механической пластиковой куклой, зазубренно воспроизводящей выученные схемы, так и живым человеком, включенным, чувствующим и присутствующим.
Понятно, что если правила сеттинга не прочувствованы терапевтом, а приняты на веру, ну или рационализированы как логические конструкции, но при этом не произошло внутренней идентификации с ними, то аутентичным терапевт не будет. И в классическом психоаналитическом сеттинге, на мой взгляд, на первых этапах обучения сложнее сохранить аутентичность, чем в гештальтистском, ну хотя бы просто потому, что само построение разговора более непривычно и странно. Хотя, конечно, я тут сразу делаю оговорку, что многое зависит от характера терапевта. И еще одну оговорку, что набираясь опыта, терапевты любых направлений молчат, как мне кажется, в среднем больше. Просто потому, что начинают со временем чувствовать не только ценность слова, но и ценность молчания.
Нейтральность - это совершенно отдельная категория. Она отражает то, что терапевт при столкновении с внутренним конфликтом клиента не занимает ни одну из сторон. Например, клиентка хочет знакомиться и заводить отношения, но, одновременно, дико этого боится. Легко быть нейтральным, если клиент сам в контакте с обоими полюсами. А вот, скажем, если человек в контакте лишь с одной стороной, то очень легко совершенно незаметно для себя в терапии начать поддерживать другую позицию. Нетрудно догадаться, что толку от этого немного.
Или, другой вариант, терапевт сам может что-то маркировать как "хорошее" для клиента, а что-то как "плохое". Есть однозначные ситуации, когда такое разделение совершенно оправдано. Если клиент сомневается не суициднуть ли ему, то я не буду сомневаться в том, что я считаю правильным. Ну или, если клиент психотического уровня функционирования сомневается не устроить ли ему огромный скандал на работе, после которого его, скорее всего, уволят, то я тоже отступлю от нейтральности и попробую его предостеречь.
А есть и более тонкие штуки. Скажем, женщина, много лет назад потерявшая ребенка, сомневается рожать ли ей снова. И терапевт, сочувствуя ее утрате, надеясь на то, что она оживет и воспрянет с рождением ребенка, может сознательно или бессознательно подталкивать ее к определенному выбору. Но вот только мы со стороны совершенно не представляем какую цену придется платить чужой психике, чтобы сделать тот или иной выбор. И никогда не можем в полной мере предсказать ни последствий, ни того, что этот выбор сделает с человеком. Чем больше я работаю, тем с большим уважением отношусь к чужим выборам, тем лучше понимаю и начинаю чувствовать, как что-то очень непривычное и неожиданное для меня оказывается для другого - правильным. И тем легче мне сохранять нейтральность, потому что в этом проявляется мое уважение к инаковости психики другого человека. 
Хотя, наверное, бессознательно терапевт все равно транслирует тем или иным образом свою систему ценностей, совсем полностью это нельзя выключить из работы.
Ну и последняя шкала - это шкала анонимности/самораскрытия. Часто приходится слышать, что анонимность позволяет работать с переносом в противовес самораскрытию, которое делает человека реальным и эту возможность уничтожает.
Это, одновременно, и правда, и неправда. Неправда в том, что само противопоставление переноса и реальности, на мой взгляд, неоправданно. Перенос - это те особенности субъективного восприятия близких людей, которые пронизывает абсолютно все отношения человека, неважно в терапии ли, или в жизни. Подробно об этом я писала вот здесь.
Однако есть и такой момент, что чем меньше клиент знает о нас фактов, тем больше пространства для бессознательного, для взаимодействия двух бессознательных в обход рациональному. И чем больше мы можем не вносить реальность фактов в уже развернувшиеся отношения, тем больше игры и пространства для фантазий. И, собственно, это и есть то переходное пространство, где возможны изменения. Тут, правда, есть важные исключения. Например, если информационный вакуум вызывает слишком высокую тревогу у клиента, то очень велик риск разрастания паранойяльных страхов, которые могут парализовать психическую активность, либо же и вовсе разрушить терапию. И отдельные точки самораскрытия могут быть очень важными якорями в реальность, которые удерживают клиента от затопления токсическим психическим содержимым.
Или иногда самораскрытие может помочь трансформации уже развернувшегося переноса, может помочь клиенту начать видеть больше или с иных точек зрения, и тогда оно тоже, на мой взгляд, оправданно. Правда, тут нельзя торопиться, иначе это будет как сорвать еще зеленое яблоко. И тогда созреть у него уже не будет никакой возможности.
В общем, самораскрытие - это, на мой взгляд, довольно сильнодействующее лекарство, и применять его надо только по однозначным показаниям. Иногда оно крайне полезно и важно, иногда токсично, и нужно, на мой взгляд, хорошо понимать зачем мы раскрываем о себе те или иные вещи.

Но, и тут я, возможно, возражу сама себе, и нейтральность и анонимность в терапии возможна ровно настолько, чтобы терапевт не потерял аутентичность. И эта аутентичность вовсе не убывает пропорционально нарастанию нейтральности и анонимности, дело не в этом. Аутентичность исчезает тогда, когда терапевт перестает внутренне чувствовать верность и необходимость того, что он делает. Для кого-то более аутентичным будет бОльшее самораскрытие, а для кого-то - наоборот, минимальное. Но важно, чтобы то, что делает терапевт соответствовало его "я", чтобы он был в ладу с тем, как он чувствует. И только это и придаст его интервенциям необходимую вескость и искренность, создаст то качество подлинности, без которого никакая терапия невозможна.

Subscribe

  • БДСМ-терапия

    Есть такой особый стиль терапии: пропитанный риторикой о том, что нужно быть взрослым, осознанным, видеть собственные игры и сценарные установки, не…

  • (no subject)

    Когда заходит разговор о том, кто нарцисс, а кто - нет, я всегда вспоминаю анекдот: - Папа, папа, а правда, что Иисус Христос был еврей? - Тогда все…

  • (no subject)

    Здорово сформулировала Natalja Frolova на обучающей группе: Фрейдовские сексуализированные интерпретации так хорошо работали в свое время,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments