Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

3

Травма или биология?

Я часто слышу про это противопоставление, про попытку психологов разобраться с чем они имеют дело: с психологической травмой (и тогда вроде как можно воздействовать на эту ситуацию с помощью психотерапии) либо же с психическим расстройством, имеющим биологическую природу (и тогда решающую помощь могут оказать лекарства).
Но это противопоставление, как мне кажется, ошибочно.

Поясню на примере.
Представим себе младенца, уход за которым был объективно очень плох. Скажем, в первые месяцы его жизни мать была в глубокой депрессии, погружена в себя и едва справлялась с функциональным обслуживанием, а эмоциональная связь была и вовсе порушена.
И это травматическая ситуация, с которой началась жизнь этого младенца, и она имеет психологические причины. Но при этом, конечно же, столь раннее травматическое воздействие приведет к формированию таких биологических структур и связей в нейронах, которые в дальнейшем могут запускать самые разнообразные психические расстройства, от депрессий до психотических состояний. И тогда, хоть изначальную поломку спровоцировала психотравмирующая ситуация, без лекарств не обойтись. Или, вернее, попробовать обойтись без них можно, но с лекарствами у клиента открывается гораздо больше возможностей и в жизни, и в терапии.
Более того, без лекарств, если не убрать сильно фонящий фон психического расстройства, с высокой вероятностью любое, в том числе и абсолютно нормальное взаимодействие с терапевтом, клиентом будет трактоваться в русле воспроизведения травмы, и шансов для изменения внутренней модели отношений может просто не появиться.
А теперь представим обратную ситуацию. Допустим, что мать была совершенно нормальной, но ребенок настолько чувствителен и раним по своим изначальным биологическим причинам, что малейшие и неизбежные ошибки матери ранят его очень сильно. И в субъективном внутреннем мире ребенка эта ситуация переживается, как ровно такая же катастрофа, как и в случае с первым примером.
И, конечно же, хоть запустила эту поломку биология, во внутреннем мире она воспринимается и переживается, как травма и порождает ровно такие же травматические психологические конструкции, как и в первом случае. Воздействовать психологически на них вполне можно (и нужно). Но только в том случае, если вот эта изначальная биологическая причина, которая абсолютно любое взаимодействие превращает в травматическое, перестала активно влиять в настоящее время. Это может произойти как просто за давностью лет: скажем, в детстве был некий биологический патологический процесс с психике, но с годами он как бы исчерпал свой потенциал, завершился. Либо же остановки или пригашения патологического процесса можно добиться с помощью лекарств. И тогда появляется возможность для психотерапии.

Подытоживая, можно сказать, что эти две воображаемые ситуации хоть и начинались как диаметрально противоположные, в итоге могут привести к абсолютно идентичной картине. И не так важно поэтому, что явилось первопричиной проблем клиента, важно только насколько на момент обращения к терапевту психические возможности клиента допускают терапевтическое вмешательство. И реально ли расширить эти возможности с помощью лекарств.
3

Перенос или реальность?

Очень часто о работе с переносом говорят, как о неком искажении реальности, которое нужно "проработать", читай устранить. Или, в более изысканной лексике — перенос нужно разрешить. При этом переносные чувства трактуются, как эдакий привет из прошлого, который лишает возможности понять, а что происходит в настоящем? И все чувства разделяются на объективные, те, что были оправданы реальностью, и переносные. Перенос нередко объявляется врагом, который делает невозможной подлинную встречу с другим человеком, не дает увидеть его личность, не дает говорить с тем, кто правда перед нами, а делает заложником вечно играющей шарманки из прошлого. Как будто бы существуют некие "реальные" отношения и "искаженные", в которых злобный зверек "перенос" приходит творить бесчинства. При этом, остается в тени вопрос о том, насколько в принципе правомерно говорить о "неискаженных" отношениях, если все мы разные, и существует уникальная индивидуальность каждого человека.

Collapse )
3

"Обе белые".

Ходил такой мем по мотивам документального фильма советских времен "Я и другие". В фильме, среди прочего, был такой эксперимент: ставили на стол белую и черные пирамидки, сажали детишек. Предварительно подговоренные детки на вопрос, какого цвета пирамидки, отвечали "обе белые". Затем ведущий обращался собственно к подопытному ребенку, который отвечал честно. И очень многие говорили, что да, белые. А затем посадили взрослых. Там, конечно, ошибок значительно меньше было. Но были. Страшновато видеть, как на вопрос о цвете пирамидки, взрослый человек отвечает: "Цвет меняется. Черный переходит в белый, белый - в черный. Но ближе к белому". Или просто, четко: "Обе белые". Тогда ведущий просил взять в руку черную пирамидку, если не помогало, просил сравнить, какая ближе по цвету к черному предмету. В общем, в итоге, выхода не оставляли, кроме как все-таки увидеть реальный цвет.
Это, конечно, крайний случай. И все-таки, нам всем свойственно в той или иной степени, под давление извне, или под гнетом собственных убеждений - грубо ошибаться. Если уж с такими базисными вещами пусть и далеко не любого, но можно запутать, что уж говорить о более сложных материях.
Я это все к вот к чему веду. Умение объяснить человеку то, что он старательно не хочет видеть, причем так, чтобы он как будто бы сам это понял - это и есть психотерапия.

(no subject)

Из той же статьи:

"Патернализм сверху и инфантилизм во мне, в моей душе. Да, советский человек имеет самочувствие "мальчика, не мужа": из детства и отрочества не выходит - даже в юность, не говоря о летах мужества и самоопорности полной (к чему ныне резкий переход. насильственный)."

Вообще, для подросткового возраста характерны реакции негативизма, оппозиционного поведения, повышенной рефлексии, некоторой чрезмерной увлеченности абстрактными философскими вопросами.

Это ли не характерные черты советской интеллигенции?